Но он закрыл их, как только увидел, что светит солнце. Он плотнее завернулся в одеяло и удобнее улегся на подушку. Ему не нужно было спешить ни в детский сад, ни в школу, ни на завод.

Он жил в лесу и вставал, когда хотел. Пока он брел дальше, сумерки сгустились. У него не было острого желания немедленно вставать с постели. Но у него были дела. Если вдруг скрипнет дверь... Что-то грохнуло и упало... Рядом с кладбищем мелькнул нож... Ни с того ни с сего раздался жуткий вой и завывание... Это была работа мистера Ау.

Вернее, господина Ау, всей семьи, от прапрадеда до просто деда. Таков их удел и квалификация. Жаль, что папа куда-то исчез. Если что-то неведомое в лесу стонет и заикается... Под кроватью кто-то подмигивает, а там никого нет... На кухне шлепает босыми ногами и шуршит... Все это - господин Ау. Суровый, но справедливый, мрачный в черном плаще.

Отчаянный и безжалостный. Как уже говорилось выше, отец господина Ау, то есть папа, куда-то исчез. А дедушка не мог толком объяснить, зачем дяде Ау все это нужно. Или: - Наш прадед терпел и нам велел.

Мы темные люди. Других доводов у дедушки не было. И мотивации тоже не было. Скорее всего, дедушка дяди Ау не был маяком разума. Никто бы не осмелился назвать его и лучом света в лесном царстве. Слава богу, что он все-таки научил господина Ау читать, колдовать и пользоваться волшебной книгой. Что он научил внука элементарным основам - пугать, кричать, бродить по лесам и чердакам.

Но он был мастером на все руки. Он знал двести видов одного только визга! А по части лязга, воя и завывания он мог запросто выступить в смотре художественной самодеятельности! И его мрачность и суровость немного рассеялись. Однако вечер начинал становиться рабочим. Надев огромные, кажется, бабушкины сапоги и брезентовый плащ, который еще не успел высохнуть, дядя вышел из дома. И никак не мог решить, где ему держать бороду - под плащом или поверх плаща. Так неудобно, а так - мокро. А так - мокро.

Так неудобно. Это он ударился о дерево. Он тут же забыл про бороду и стал думать о шишке. Где ее хранить - под капотом или на улице? В ту сторону было слишком жарко, а в эту - слишком холодно. Он упал в лужу.

Это плохая примета. Но он тут же забыл о шишке и снова стал думать о своей бороде. Где ее сушить: под плащом было мокро, снаружи борода. Хорошо, что вдали виднелся огонек, и это отвлекло дядюшку. Начинается рабочий день! Слабый свет пробивался из-за темных осенних деревьев. Там стояла маленькая избушка. Очень маленькая. Прямо как я, - подумал господин Ау и даже обрадовался. Совсем как в старые времена". Он тихонько подкрался к окну и заглянул в маленький домик.

В маленькой комнате, на маленькой кровати, сидела маленькая девочка. С яркой, огромной книгой. Он открыл окно, ибо господин Ау - мастер на такие вещи, и бесшумно вошел в комнату. Девочка ничего не заметила. Ее звали Римма. Ей только что исполнилось шесть лет. Она жила с бабушкой и кошкой. Кошка выходила ловить мышей, а бабушка шла на кухню пить кофе.

Это не редкость в Финляндии. Римма, вместо того чтобы спать, читала книгу в складках. В Финляндии есть девочки, которые незаметно читают книги, когда им давно пора спать. Книга называлась "Правдивые истории о привидениях". И Римма читала ее вслух. И начала прыгать по комнате. Девочка уронила книгу и посмотрела на него с изумлением. Дядя Ау остановился. Нет никого чернее и упрямее меня! Я бросаю детей в горшки и заставляю их кипеть и бурлить!

Но я не думала, что их уже рожают дома,

- сказала девочка. Я сама рожала! Ау взялся за дело. Он ревел, как лев или мотоцикл, пыхтел, бегал по стене, показывал зубы и возникал в разных местах.

Девочка смеялась. Или орала бы так, что бабушка поседела бы. А этот!!! Мне холодно, - говорил он. Девочка спрыгнула с кровати, побежала на кухню и принесла ему пирог. Он показался мистеру Ау огромным. И направилась к окну - Не открыть ли тебе дверь? Дядя Ау обернулся и гордо постучал носком ботинка по полу. Больше он ничего не сказал. Но все было понятно. Для умных. После этого он исчез, шлепнувшись через окно на траву. Он побежал по дороге, охраняя пирог. Было темно и сыро.

Вдруг впереди, в кустах, кто-то испуганно завыл, господин Ау схватился за сердце. А это оказалась обычная полицейская машина - Довели! Мой дедушка сгорел бы со стыда. Хорошо, что он умер. Конечно, ничего хорошего в смерти дедушки не было. Это была просто фраза. Хорошо, что дедушка ее не слышал. Хорошо, что он... В избе было темно. На плите кипела вода. Господин Ау заварил чай с медом, подогрел смородиновый сок и съел трофейный пирог. Он высушил одежду и лег спать.

Но сон не приходил. Дядя Ау поднял с пола волшебную книгу.

Но сон не приходил.

Навигация

Comments

  1. жестоко!очень жестоко.


Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *