Когда я был маленьким, меня забрали жить к бабушке. У бабушки над письменным столом была полка. А на полке стоял пароход. Я никогда не видел ничего подобного. Он был настоящий, но маленький. У него была желтая труба с двумя черными поясами на ней. И две мачты. А от мачт к бортам вели веревочные лестницы.

На корме стояла будка, похожая на дом. Полированная, с окнами и дверью. А на корме находился медный штурвал. Под кормой находился руль. А перед рулем был блестящий гребной винт, похожий на медную розу.

На носу были два якоря. О, как чудесно! Если бы только у меня был такой! Я тут же спросил у бабушки, можно ли мне поиграть с лодкой. Бабушка разрешала мне все. Но вдруг она нахмурилась: - Так просить нельзя. Не смей играть с ним, не смей его трогать. Для меня это дорогое воспоминание. Я видела, что даже если я буду плакать, это не поможет.

А пароварка стояла на своих лакированных подставках на полке. Я не могла оторвать от него глаз. Бабушка сказала: "Даю слово, что ты ее не тронешь. Иначе я лучше спрячу ее в безопасное место". И она пошла к полке. Я чуть не заплакал и громко крикнул: "Честное слово, бабушка!

Бабушка не убрала пароварку. Я продолжал смотреть на пароварку. Я забрался на стул, чтобы лучше его рассмотреть. И все больше и больше он казался мне реальным. И, конечно, дверь в будке должна открываться. И в ней должны жить маленькие человечки. <Маленькие, размером с пароход. Казалось, что они должны быть чуть ниже спички. Я подождал, не заглянет ли кто-нибудь из них в окошко. Наверное, подглядывает. А когда никого нет дома, они выходят на палубу.

Вероятно, они забираются по лестницам на мачты. А при малейшем шуме - как мыши: юркнут в каюту. Спускаются - и затаиваются. Я долго искал, когда был один в комнате. Никто не выглядывал. Я спрятался за дверью и смотрел в щель. А они хитрые, эти проклятые человечки, они знают, что я подглядываю. Они работают по ночам, когда никто не может их спугнуть. Я сделал быстрый, быстрый глоток чая. И попросился спать. Бабушка говорит: - Что такое? Ты не можешь заставить себя лечь в постель, а теперь просишься спать так рано утром.

А потом, когда мы легли спать, бабушка выключила свет. И парохода не было видно. Я специально ворочался и ворочался так, что кровать скрипела. Бабушка: Почему ты все время ворочаешься? Дома всегда зажигают ночник. Бабушка выругалась, но встала. Долго возилась и сделала ночник. Он плохо горел. Но все равно я видел, как блестит пароварка на полке. <Я накрылась с головой одеялом, сделала себе домик и маленькую нору. Я выглядывал из норы, не двигаясь. Вскоре я стал смотреть так пристально, что мог видеть все на пароварке. Я смотрел очень долго. В комнате стояла полная тишина. Только часы тикали. Вдруг что-то тихо зашуршало. Я насторожился, услышав шорох на пароходе.

Как будто открылась дверь. У меня перехватило дыхание. Я слегка подался вперед. Проклятая кровать скрипнула. Я спугнул маленького человечка! Теперь ждать было нечего, и я заснул.

Я уснул с горя. На следующий день я кое-что вспомнил. Маленькие человечки должны что-то есть. Если дать им конфеты, то для них это будет много конфет.

Вы отламываете кусочек конфеты и кладете его на пароварку, рядом с будкой. Рядом с дверью. Но такой кусок, который сразу не пролезет в их двери. Ночью они откроют двери, выглянут через щель. Вот это да! Для них это как целая будка. Сейчас они выскочат, поспешат за конфетами. Они засовывают ее в дверь, но она не пролезает!

Теперь они выбегают, приносят маленькие топорики - маленькие-маленькие, но очень настоящие - и начинают бить этими топориками: тук-тук! И спешат положить конфету в дверь. Они хитрые, они просто хотят, чтобы все было быстро. Чтобы их не поймали. И вот они входят с конфетами. Даже если я пискну, они не успеют: конфета застрянет в двери, ни войти, ни выйти.

Пусть они убегут, но вы все равно увидите, как они утащили конфету. И, возможно, кто-то в приступе испуга потеряет топор.

Невозможно подобрать его! А я найду на палубе лодки маленький, настоящий топорик, острый, как снасть. И вот я тайком от бабушки отрезаю кусочек леденца, как мне и хотелось.

Пока бабушка была на кухне, я подождал минутку, одну-две ноги на столе, и положил леденец прямо у двери парохода. От двери до леденца было полшага.

Навигация

Comments

  1. Скажите мне, пожалуйста - где я могу об этом прочитать?


Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *