Тысячелетняя война. Часть XXVI. Россия и Великая Степь. Крымский поход на Москву в году. Опубликовано: Москва научилась договариваться с татарами, ведь золото всегда решало вопрос в пользу дарителя. Давно установились отношения с крымским ханом, которому они везли богатые дары, поминания, которые воспринимались крымцами как старый выход, дань, утешавшая степных правителей.

В Казань ханы везли богатые дары, поминания, которые воспринимались крымцами как старый выход, дань, утешавшая степных правителей.

В Казанском ханстве тоже было спокойно, там сидели ставленники Москвы, пока вдруг власть в Казани не захватил хан крымский Гирей. И сразу все изменилось. От былой русско-крымской дружбы не осталось и следа.

Кровавая война пришла на русские рубежи, и снова дым пожаров заслонил весь горизонт. И снова, как в былые времена, многочисленные русские орды хлынули по бескрайним степным просторам в проклятый Крым, устилая степь телами убитых и умирающих.

Крымские евреи, как и в прошлые века, с удовольствием делали свои хешефты, наживаясь на русских слезах. В правление Василия III крымские ханы открыто перешли на сторону Польско-Литовского государства и более чем на год стали самыми заклятыми врагами русских. Крымское ханство, разгромив в начале XVI века своего главного врага в Причерноморье - Большую Орду и навсегда устранив опасность со своей стороны, уже не нуждалось, как это было во второй половине XV века, в поддержании добрососедских отношений с великими князьями московскими. <Отныне пути Крыма и Москвы разошлись, и их союз, сложившийся на основе совместной борьбы против Великой Орды, распадался. Теперь Крымское ханство становится самым опасным врагом для Руси, не поддающимся ни дипломатическому, ни военному давлению. Гораздо более сложными и менее успешными были дела на Востоке.

Тенденции в отношениях с Крымским ханством здесь выглядели все более тревожными. Подписанный в августе русско-крымский договор не внушал особого доверия.

На смену "добрососедству и дружбе" приходит жестокая конфронтация, которая закончится лишь в конце XVIII века. В этот период происходит обострение русско-крымских отношений, имевших как экономическую, так и политическую основу. <Покорив Великую Орду и получив поддержку Османской империи, Крымское ханство стало грозной военной силой. При поддержке Османской империи крымские ханы уже думали не только об организации хищнических набегов, но и вынашивали планы разгрома Руси, возрождения в новом варианте ордынского ига. Цели Стамбула в этом отношении явно совпадали с мечтами крымских правителей, видевших себя преемниками золотоордынских ханов.

Дальнейшее усиление Московского государства Крымское ханство ощущало как угрозу своему существованию. Свою цель они видели в предотвращении роста могущества Русского государства, организации опустошительных набегов на его земли, усилении турецко-крымского влияния в Поволжье, создании самого широкого антирусского союза, в который вошли бы Крымское и Турецкое ханства и Польско-Литовское государство.

Эта коалиция, по замыслу ее создателей, должна была не только свести на нет влияние России, но и навсегда установить турецко-крымское господство в Восточной Европе. Великий князь и правящая элита государства хорошо знали о тесных турецко-крымских связях и стремились использовать их для создания безопасной обстановки на своих южных границах путем заключения союза с Османской империей.

Но антироссийские тенденции в политике турецких правящих кругов были настолько сильны, что не позволяли российской дипломатии решить эту проблему. Более того, султан не собирался жертвовать своими интересами в Крыму и Казани ради союза с Россией, который в тех условиях не сулил ему никаких реальных политических выгод, тем более что все это в конечном счете свелось бы к нулю. И в то же время на протяжении всей первой половины XVI века продолжалась ожесточенная русско-литовская борьба за воссоединение западнорусских земель, которая требовала от России огромных усилий и не позволяла ей отвлечь в другие районы, в частности на юг, войска, достаточные для наступательной политики против Крыма.

Но особое внимание русских было приковано к Казанскому ханству, где к середине второй половины XVI века вновь обострилась борьба за казанский престол. Это было связано, прежде всего, с вмешательством в эту борьбу представителей династии Гиреев при поддержке местной знати, стремившейся диктовать свою волю московским князьям.

Тем более, что на восточных и южных границах Русского государства были сосредоточены крупные силы татарских орд, основательно сковывавшие основную массу русских войск, что само по себе не могло не оказать негативного влияния на русско-крымские и русско-казанские отношения.

В Москве становилось совершенно ясно, что без нейтрализации Крыма и подчинения Казани его влиянию невозможна ни активная казанская политика, ни эффективное сопротивление попыткам реванша со стороны Литвы. Тем более что экономической основой существования Крымского и Казанского ханств была работорговля и связанные с ней грабительские набеги. Захваченных рабов крымцы продавали туркам, владевшим южной частью Крыма, а Казань снабжала рынки Средней Азии, Ближнего Востока и Ирана.

В первой половине XVI века военное противостояние усилилось, границы сжали Россию в плотное кольцо от Крыма до Казани и от берегов Балтики до западных владений Крымского ханства.

Непрекращающиеся набеги крымских татар сдерживали рост русского населения, тормозили экономическое развитие и вынуждали постоянно иметь постоянную армию, содержание которой ложилось тяжелым бременем на бюджет и выливалось в огромные налоги на население. Более чем на тысячу километров, от Днепра до мордовских лесов протянулась граница Русского государства с Диким полем. <К востоку от крымских владений примыкали владения Казанского ханства. Здесь, в бескрайних степях и примыкая к степной границе русских земель безраздельно господствовали крымские и казанские татары.

На юге и юго-востоке Дикое поле подступало вплотную к русским городам. Это русское пограничье находилось под постоянной угрозой татарских набегов из Крыма и Казани. Как и тысячу лет назад, куда бы ни посмотрел русский человек, от горизонта до горизонта лежала великая степь, "Дикое поле", которое, как и тысячу лет назад, представляло смертельную опасность для любого человека, рискнувшего углубиться в степные просторы или жившего у границ степи. На бескрайних просторах степи и в жару, и в холод постоянно рыскали в поисках добычи жестокие хищники.

Там человеческая жизнь превращалась в пыль. Сложность и продолжительность борьбы с Крымским ханством определялись двумя важными факторами, кардинально повлиявшими на весь ход ожесточенной и многолетней борьбы, - природно-географическим и политическим. Для того чтобы разгромить ханство, русской армии пришлось преодолеть сотни верст безводных степей в жару или в холод.

На этих растянутых коммуникациях у Москвы не было ни колодцев, ни опорных пунктов, ни баз снабжения, тем более что русские не знали местности, а также не имели достаточного опыта ведения боевых действий в безводной степи. Кроме того, само завоевание Крыма было невозможно без решения другой важной задачи - сломить сопротивление соседней Османской империи, находившейся в зените своего могущества в XV веке.

И никто в Европе не решался вступить в войну с величайшей империей того времени, не говоря уже о Московском государстве, это было совершенно не нужно. Образы похода непобедимого Тамерлана были еще свежи в памяти русских.

Не нужно нагнетать обстановку, пока все спокойно, ведь время еще не пришло. Хотя ежегодная угроза нападений заставляла Москву держать крупные военные силы на своих южных границах.

В XVI-XVII веках велись огромные строительные работы по созданию прочных оборонительных линий из блокпостов, заграждений, частоколов и земляных валов. На путях наиболее частых вторжений возникали опорные пункты со сторожевыми башнями в местах проходов через укрепления и небольшие города-крепости.

Оборонительные укрепления от Брянска и Белгорода до Симбирска и Сызрани тянулись на сотни километров. Таким образом, на южных границах зародилась знаменитая пограничная система, которая со временем стала непроходимым барьером для набегов. Если обратиться к прошлому, то мы увидим, что после распада Большой Орды между Русским государством и Крымским ханством начались очень глубокие противоречия, которые вылились в многовековую, ожесточенную и бескомпромиссную войну.

Кровожадные крымские правители, считавшие себя продолжателями великих дел Чингисхана и Бату-хана, хотели любой ценой воссоздать Великую степную империю. <В качестве первой жертвы они выбрали Астраханское ханство, что категорически не понравилось Москве. В ответ на этот демарш русских, не желавших своими руками воссоздавать Золотую Орду, Крым отказался помогать Русскому государству в его пограничных войнах с Великим княжеством Литовским, что значительно добавило напряженности в русско-крымские отношения.

Но окончательно Бахчисарай и Москва поссорились из-за споров о контроле над Казанским ханством, так как этот вопрос был для русских вопросом жизни или смерти. В результате недопонимания это бескомпромиссное противостояние нарастало, и его апофеозом стал печально известный крымско-казанский поход на Москву в году. Черные тучи войны неумолимо сгущались над Русским государством. Враги повсюду собирали силы, готовясь к совместному нападению на Русь.

От Сигизмунда Мухаммед-Гирея рассчитывали получить хороший помин, а это черное золото, белое серебро и сукно, но от скупого на подарки Василия III, помоги он осуществить золотую мечту Гирея, возрождения Золотой Орды под своей эгидой ожидать не приходилось. С помощью Крыма король Сигизмунд также надеялся ослабить своего соперника, великого князя Московского. Но в отличие от литовцев, московский союзник крымского хана стремился не обременять себя чрезмерными расходами и тем более обязательствами, поскольку понимал бесперспективность каких-либо соглашений о совместной борьбе с Литвой, с которой Василий воевал уже с года, и конца и края этой войне не предвиделось.

После этого были предприняты попытки привлечь к антирусскому союзу Астраханское ханство. Крымское правительство направляло туда посольства, но союз с Астраханью не состоялся, так как крымские ханы были для них кровными врагами. Эта двусмысленная ситуация, раздражавшая крымчан, не могла продолжаться долго. Уже в конце года крымский хан Мухаммед-Гирей вступил в переговоры с королем Сигизмундом.

В этом договоре содержался пункт о совместных военных действиях против Русского государства. Такое долгожданное перемирие могло остановить опустошительные набеги крымцев на южные владения Литвы. Король Сигизмунд надеялся с помощью Крыма ослабить своего соперника, великого князя Московского, и прервать многолетний конфликт с Москвой. В свою очередь, Мухаммад-Гирей остро нуждался в союзнике, чтобы нанести решающий удар по Русскому государству и вернуть Казанское ханство в орбиту своей политики.

На Шаха-Али смотрели без симпатии не только в Бахчисарае, но и в Стамбуле. Король Сигизмунд, ненавидевший Россию, был не менее заинтересован в счастливом исходе борьбы за казанский престол. Тем более что Шах-Алей по определению был самым неудачным претендентом в силу своего происхождения. Он был сыном касимовского царевича Шейх-Аулияра, владетеля Городца, чей род восходит к астраханским ханам.

То есть Василий III отдал Казань родственнику злейших врагов Мухаммед-Гирея, с которым только что договорился о совместной борьбе против этих самых родственников. Получалось, что русский монарх был лицемером в глазах крымского хана, говорил одно, а делал другое. Кроме того, дипломаты Василия III интриговали в Крыму, пытаясь сколотить оппозицию знати против крымского хана, чтобы получить своего собственного Шах-Али, если можно так выразиться.

В декабре года они уговорили бежать в Россию брата Мухаммед-Гирея Ахмата, пообещав ему в подарок Городец. В том же году они обещали отдать Городец сыну Ахмата - Хеммату. В году Ахмат был убит в Крыму. Все эти маневры не только не улучшили отношений с крымским правительством, но окончательно ввергли их в пучину вражды и ненависти. Разъяренный русским вероломством, крымский хан Мухаммед-Герей вдруг вспомнил, что в его почти родной Казани сидит его ненавистный враг и ставленник русского гяура, несчастный Шах-Али и,

Казанцы раз за разом посылали к нему посольства с просьбой свергнуть провинившегося московского ставленника и посадить на "казанский юрт" кого-нибудь из его детей или братьев, или даже его ханского брата, воинственного Сахиб-Гирея.

Нур-Султан была также матерью казанского хана Мухаммед-Эмина и наследника казанского престола Абдул-Латифа. По приказу крымского хана деятельность крымских агентов в Казани резко возросла. Положение Шах-Али, ставленника русских, не было прочным. Пытаясь проводить политику Москвы, он встретил сопротивление влиятельных групп казанских феодалов, ненавидевших москвичей. <Массовые казни "больших князей", противников хана, также не помогли, тем более что простой народ, помнивший славные дни правления Мухаммед-Амина, был против господства русских. Порочная политика Московского княжества в отношении Казани закончилась полным провалом, потому что это была политика неприкрытого русского господства, которую, несмотря на уроки войны, русское правительство продолжало проводить, как только Казанское ханство проявляло покорность и желание поддерживать дружеские отношения.

Исходя из этих реалий, казанские татары были вынуждены прийти к неутешительному выводу о невозможности равноправных отношений с Москвой, и поэтому приняли единственно верное решение - сосредоточиться только на союзе с мусульманскими государствами, Крымом и Турцией. Опираясь на помощь своих новых союзников, они предполагали бороться с Москвой за свою независимость исключительно военными средствами.

Навигация

Comments

  1. Снеговик


Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *